zavialovserge (zavialovserge) wrote,
zavialovserge
zavialovserge

Да, я Шарли.

Три часа назад я шел домой и сочинял пост о том, что интернет, в связи с французскими событиями, обнаружил три типа людей, позицию которых я не разделяю.
Все они начинают с того, что постят подборку обложек "Шарли Эбдо", одна другой мерзее, а потом делают из этих обложек выводы.
Одни, самые отмороженные, пишут на все ЖЖ, что "сами виноваты", "не фиг было оскорблять", "заслужили" и т.п. Очень многие, вроде бы, приличные люди, даже один православный священник.

Вторые похитрее, что ли. Они говорят "конечно, убивать не стоило", а дальше начинают поминать двойную мораль. Мол, одного уволили за карикатуру на де Голля, второго штрафанули за евреев, третьего, условно, арестовали за, условно, Обаму. Так почему - пишут эти вторые - за евреев можно наказывать, а за Мохаммеда - нет?

И тогда, идя и сочиняя, я блестяще оппонировал этим первым и вторым, объясняя разницу между "убить" и "арестовать". Если вы плохо водите машину, то вас могут лишить прав или даже конфисковать машину. Но когда вас подрезает обидевшийся "крузак" и в глаз вам стреляют из травмата - это чересчур, нес па?
Считаете себя обиженным и оскорбленным - идите, мать вашу, в суд, и пусть эту Эбду закроют к свиньям собачьим. Суд, не автомат.

Третьи устроились хорошо. Автомат - это конечно, неправильно, но я не Шарли, ибо мне карикатурки не нравятся. И, вроде, гуманист, и вроде, не Шарли.

Не понимают, бедные, в чем суть лозунга "Я - Шарли". Я - Шарли потому, что меня, как и их, может завтра ни за что ни про что убить какой-нибудь случайный оскорбленный прохожий. И уже неважно будет, исламистский он фанатик, христианский богоборец, воинствующий атеист или просто у него любимый "Автомобилист" неудачно сыграл. Важно одно - я, вы, он, она - ни хрена не защищены от автомата в чьих-то обидевшихся руках. Потому что они могут взять автомат, а я, вы, он, она - не можете, не умеете. Вот и весь водораздел между "Шарли" и не "Шарли".

А потом я дошел до дома, поужинал и лень мне стало писать очевидности в пустоту и ни для кого.

А еще потом я увидел, что мой пост уже написан другим человеком не в пример талантливее. Вот он, этот пост:

Оригинал взят у 2k в post
про шарли эбдо.

я обычно спокойно отношусь к человеческой глупости. мне по работе приходится общаться с большим количеством людей (как правило, очень умных, часто умнее меня, но магию больших чисел не наебешь), я иногда читаю российские новости, я, в конце концов, смотрюсь каждое утро в зеркало и нахожу в себе силы выйти на улицу.

в общем, внутренне я готов почти к любому проявлению чужих, эээ, мыслей, но с шарли эбдо зацепило.

потому что когда люди пишут, что карикатуры говно и что-то там разжигают, это просто за пределами добра и зла, независимо от качества самих карикатур. даже если эти же люди потом пишут, что убивать за такое нельзя.

потому что если убивать за такое нельзя, то качество карикатур не имеет значения, про это в принципе не нужно говорить.

и когда люди пишут или шарят чужие посты о том, что "я не шарли эбдо, потому что [длинный список потому, базирующийся на неприятии карикатур по разным причинам]" это тоже пиздец, потому что смысл этого высказывания — понятный, кажется, почти всем в европе — не в том, что карикатуры хорошие, не в том, что этот журнал надо читать, не в том, что он вообще должен существовать, а в том, что чужие люди пришли в мою страну и убили моих сограждан, а, значит, и частичку меня убили.

(я знаю, что террористы были гражданами франции, но мне кажется очевидным, что они носители чужого культурного кода)

это могут быть не очень приятные сограждане. не очень полезные. может быть, даже очень неприятные. их личные качества не имеют значения. имеет значение то, что их убили, тогда как в нормальной стране монополия на убийство есть только у государства (если вообще есть).

любой нормальный человек в этом месте, как мне кажется, должен почувствовать себя неуютно. потому что ты живешь в стране, соблюдаешь ее законы, а тут тебя убивают за то, что ты своими действиями потревожил культурную идентичность другой культуры.

нормальный ответ на это — "всех не перевешаете" и трехмиллионный тираж. суть лозунга "шарли эбдо это я" именно в этом. нация в трудный для себя момент сплачивается. атеисты, христиане, мусульмане, иудеи, ощущающие себя гражданами франции (или, если шире, европы), дают радикальным исламистам понять, что приходить и убивать граждан франции (европы) нельзя.

эффективность этого жеста — отдельный вопрос, но механика его образования понятна и очевидна. это нормальная реакция нормально функционирующей нации.

что должно быть в голове, чтобы оспаривать такую реакцию? о чем думают люди, которые вчера писали о необходимости настройки "русский таксист" в приложении, а сегодня — о том, что нельзя высмеивать пророка? как у них это помещается в голове? как бытовой национализм и виктимность сосуществуют в одном пространстве, не мешая друг другу? и самый интересный для меня вопрос: почему считается, что чувства верующих оскорбляют, прежде всего, атеисты, а не приверженцы других религий?

а, надо сказать, что большинство высказываний про карикатуры, которые я видел, было написано верующими людьми. у которых утром бог есть любовь, а вечером карикатуры не очень.

я не то что бы большой специалист в вопросах религии, но даже я знаю, что ислам, иудаизм и христианство, хоть и имеют некоторую общую базу, взаимно несовместимы, потому что монотеистические религии по определению не могут быть совместимы с другими.

почему христиан не оскорбляет существование ислама, который отвергает базовые доктрины христианства, включая, на минуточку, божественную сущность Иисуса Христа как единственного гаранта спасения.
почему иудеи спокойно относятся к тому, что христиане молятся фальшивому пророку.

откуда это внезапное единение, если вспомнить, что анафемы, которыми католики и православные в свое время обменялись по куда менее значимым поводам, были сняты только 60 лет назад.

у меня есть ответ. он не очень продуманный и довольно грустный.

если для простоты принять, что религии это корпорации, которые делят рынок, то они сейчас находятся в стадии разработки категории. если половина населения не чистит зубы, то условному колгейту и не менее условному аквафрешу эффективнее не воевать друг с другом, а сделать так, чтобы чистить зубы начали все. то же самое и с религией. к небольшим взаимным противоречиям они вернутся позже, когда рынок будет поделен.

то есть, тут, на самом деле, два, простите за это слово, дискурса:
1. имеют ли право религии ограничивать свободу личности (включая свободу слова).
2. какие религии имеют на это право.

те люди, которые в ваших лентах пишут, что карикатуры говно, временно находятся в первом дискурсе и считают, что да, имеют.

в нормальных странах этот процесс и его уродливые побочные эффекты в некоторой степени сдерживаются тем, что у людей помимо религии есть нация и государство, которые, как понятия, сильнее. в россии, где большая часть населения постигла православие своим умом, а государство такое как получилось и от него ничего хорошего не ждут, система сдержек и противовесов работает хуже.

поспешные выводы из этого следующие. нации у нас нет, государства как структуры — сюрприз, сюрприз — имеющей ценность, сопоставимую с ценностью религиозных предпочтений, тоже нет. мы, судя по реакции, определенно не ощущаем себя частью европы и западной цивилизации вообще. в общем, у меня для меня плохая новость: россия — духовная столица мира.

вторая плохая новость: многим нашим согражданам не хватает опыта и сноровки в построении причинно-следственных связей. они не понимают, что сегодня нельзя рисовать карикатуры на пророка, а завтра нельзя будет строить их любимые церкви, потому что пророку церкви не нужны.

неумение выстраивать причинно-следственные связи и общая убогость реальности отчасти объясняют и восторг, с которым было воспринято присоединение крыма и прочие олимпиады, и ненависть, которую простой русский человек испытывает к простому нерусскому обаме. небесная и недоступная в непосредственных ощущениях россия ведет борьбу с силами зла. и ради будущих небесных побед можно пожертвовать курсом рубля и сыром камамбер. тот факт, что обе эти жертвы приведут к заметному повышению цен вообще на все, не то что оспаривается, он просто не приходит в голову.

российское население, на самом деле, не готово жертвовать собой, чтобы другим было хуже, оно просто не понимает, что эта жертва неизбежна.

популярность нынешней власти во многом объясняется в том, что власть, несмотря на все свои проебы, успешно продает населению существование мифической небесной россии, которая, разумеется, окружена врагами. при этом, поскольку эффективных механизмов управления в стране нет, власть неизбежно смыкается с религией в любой ее ипостаси, несмотря на очевидные различия в мифологической базе. как и в случае с религиозными движениями, закрывающими глаза на взаимные противоречия перед лицом общего врага, власть и религия считают своим общим врагом неверующего. в кого этот человек не верит — в путина или в иисуса христа — пока не имеет значения.

потому что человеку, который не верит, становится наплевать на небесные битвы, если в супермаркете поблизости все подорожало в полтора раза. у него возникают вопросы, на которые нет хороших ответов.

к сожалению, таких людей не очень много. к еще большему сожалению, наша оппозиция пока не способна предложить обществу миф, сопоставимый по силе с мифами, которые предлагают государство или религия. на любое высказывание "а они воруют" можно ответить тем, что в украине распяли младенца — и, повторюсь, не очень важно, существовал этот младенец или нет, эмоционально распятый младенец на порядки сильнее любого воровства, потому что когда в россии не воровали.

как ни странно, именно рациональность, без которой невозможно ощутить легкий когнитивный диссонанс в повседневной жизни, мешает придумать мечту, в которую поверят люди, к рациональности не особо склонные. можно сколько угодно говорить о том, что мы живем в светском государстве, о том, что воруют, о политических заключенных. но это никому не важно, не потому даже, что люди злые. просто в стране, которая каждый год смотрит "иронию судьбы", ипполит никогда не выиграет у героя андрея мягкова. тем более, что россия даже не женщина, а маленький обидчивый ребенок с деревянными игрушками. этому ребенку можно рассказывать, что из деревянных кубиков можно построить прекрасный замок (что делает власть), а можно рассказывать, что игрушки деревянные (что делает оппозиция).

угадайте, кто ему больше нравится.

хочется закончить этот длинный текст какой-то глубокой мыслью.
вот она.

во всем виноват эльдар рязанов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments